От иконки святой Ксении к иконописи: свидетельство Ксении Присяжнюк

— Крестили меня в детстве, мне тогда было лет пять, я еще ничего не понимала. Но с маленькой иконкой святой Ксении Петербургской не расставалась: она Ксения, я Ксения – что к ней можно обращаться, как к своей, было понятно. Мы с сестрой просили у нее, чтобы нас мама отпустила ночевать к друзьям. И мама отпускала! Уже позднее, лет в двадцать, когда я по-настоящему пришла в храм, стала воцерковляться, просьбы стали взрослые – мой дедушка тогда сильно болел, онкология. Я молилась Божией Матери и особенно святой Ксении, чтобы он выздоровел.

Это желание было таким сильным, что я даже написала письмо в Санкт-Петербург, в часовню на Смоленском кладбище, где покоятся мощи блаженной. Мне пришел ответ: записку получили, за дедушку помолились. В конверте были лепестки роз, которые стояли у гробницы святой Ксении – настоящий живой привет от нее.
Спустя несколько лет Господь сподобил меня и моих друзей лично приехать на Смоленское кладбище к блаженной Ксении Петербургской, и это было так неожиданно, что мы даже не догадались взять с собой цветы – просто стояли, молились каждый о своем. Сегодня я снова в Санкт-Петербурге – учусь в семинарии на иконописца. Думаю, так сложилось и потому, что святая Ксения услышала и поддержала тогда мою молитву.

Юродивые – это люди, которые жили на земле, со всеми ее скорбями, нестроениями и страданиями, как будто в раю, радовались. Хотелось бы когда-нибудь испытать такую радость.