О свете, форме и стиле: интервью с архитектором храма Людмилой Чаюн

Внешний вид строящегося храма меняется каждую неделю – он поднимается все выше и приобретает более четкие формы и объем. Каким он будет в итоге и сколько заняла работа над проектом, мы узнали у главного архитектора ОАО «Амургражданпроект» Людмилы Чаюн.

— По своему стилю храм святой Ксении Петербургской не похож на привычные в России храмы с пятью или более куполами. Как пришло решение создать проект однокупольного храма?

— Многие считают, что это не русский стиль, когда свод выполнен по типу ротонды – один купол и один барабан. Однако для Византии, откуда тогда еще на Русь пришло христианство, и, как следствие, архитектурный стиль храмов, это очень характерно. Это к вопросу о стиле. Если говорить о самом проекте – были разные варианты. Но перед нами стояла конкретная задача – на изначально заданной ограниченной площади должен был появиться храм, который бы вмещал большое количество людей и смотрелся гармонично. И тогда меня осенило: «А давайте сделаем открытое внутреннее пространство, освободим его от колонн?» Так мы постепенно пришли к пониманию, что именно вариант с одним куполом будет смотреться лучше всего.

— Сколько заняла работа над проектом?

— Почти год.

— Для вас создавать проект храма – это нечто абсолютно другое, чем, например, работать над проектом многоквартирного дома?

— Любую работу нужно прочувствовать, вжиться в неё, определить критерии и габариты всех функциональных зон, понять, каково будет человеку находиться в этом пространстве. Поэтому для себя не вижу разницы в разработке жилого дома, школы или храма. Но как-то давно, еще когда планировали строить кафедральный собор, к нам приходил священник узнать что-то по нормативам. И уже тогда я мечтала, что когда-нибудь мне удастся самой поработать над подобным проектом.

— Наблюдая за стройкой последние недели, можно было увидеть, что сначала бетоном залили свод, оставили в нем окна, затем вокруг поднялся барабан опять же с оконными проемами, затем их соединяли друг с другом… Для чего такие сложности?

— Здесь окна появились по принципу Софийского собора в Константинополе.Такое решение дает очень интересный эффект: когда вы смотрите на храм снаружи, кажется, что свет проникает внутрь сквозь окна в барабане. Но когда попадаете внутрь – свет падает из свода. Кроме того, свод будет подсвечиваться изнутри лучами и восходящего, и заходящего солнца и словно парить. Решение сделать именно так пришло вполне логично.  Чтобы с улицы колокольня и центральный купол смотрелись гармонично, я хотела поднять купол повыше. Но при этом понимала, что внутри он будет смотреться слишком высоким, темным и будет «теряться». Так что пришлось его немного «прижать» к полу. И вот такая вынужденная мера оказалась очень интересной в итоге.

— Что еще интересного вы бы отметили в проекте?

— Знаете, проблема большинства храмов в том, что в них нет полезных подсобных помещений. А тут мы использовали все внутреннее пространство и каждую пядь земли. Например, на втором ярусе есть хоры для прихожан, есть несколько подсобных помещений по периметру. Если мы поднимемся чуть выше, туда, где уже начинается колокольня, то там есть место, где можно разместить воскресную школу и сделать кабинет для священника. На четвертом ярусе – еще одна теплая комната. Ну и, конечно, в нашем распоряжении все повальное помещение — там разместятся технические помещения, трапезная и баптистерий.

— А что с отделкой?

— С внешней отделкой проблема – так как на нее требуются деньги, и немаленькие, проект изначально мы выполняли под штукатурку. Хотелось бы, конечно, отделку из камня – из известняка или его производных, но это будет зависеть от того, какие средства будут у нас в наличии.  Отделку интерьерную я планировала из камня – без штукатурки, чтобы на века, пыль вытер и всё, никаких больше забот. Свод на момент открытия храма будет белый, а потом как решат прихожане.

— Не задумывалось его расписывать?

— Свод расписывать – это сложное задача, тут нужна бригада, которая разработает эскизы, потом приступит к работе. Это работа не для одного человека. Да и мне как архитектору больше нравятся чистые формы, если расписывать — то небольшими плоскостями и не сильно акцентировать цветом. Просто белая стена всегда воспринимается легче, чем расписанная сплошным ковром. Возьмем даже простой пример – когда вы дома клеите яркие обои, они вам нравятся только первое время, а потом хочется их заменить на что-то более спокойное, светлое, так ведь? Мне нравится бывать в старинных расписанных храмах, но не дольше нескольких часов. Туда можно сходить, как на экскурсию. Может, со временем в нашем храме и появятся росписи, но и без него он будет красив.

Готовый храм поднимется на высоту 14-этажного дома. Территорию вокруг облагородят: посадят деревья, установят скамейки, обнесут забором. По плану храм откроет свои двери в ноябре 2018 года, однако реальные сроки строительства зависят от пожертвований. Внести свой вклад может каждый!